В сирийских деревнях до сих пор говорят на арамейском

Автор: admin , 16 Июнь 2009

Элиас Хури все еще помнит те дни, когда старики в его деревне говорили только на арамейском, языке Иисуса. Тогда деревня, связанная с Дамаском только длинной и ухабистой дорогой через горы, была почти целиком христианской, рудиментом более древнего и разнообразного Ближнего Востока, существовавшего до прихода ислама. Теперь 65-летний, прикованный к постели Хури сокрушенно признается, что почти забыл язык, на котором разговаривал со своей матерью. Он исчезает, сказал он по-арабски, сидя со своей женой на кровати в мазанке, где он вырос. Многие арамейские слова я больше не использую, и я забыл их . Маалюля и еще две соседние деревеньки поменьше, где тоже говорят по-арамейски, все еще считаются в Сирии уникальным лингвистическим островком. В монастыре Святых Сергия и Вакха на горе, возвышающейся над городом, маленькие девочки читают туристам Отче наш на арамейском, в центре города в магазине сувениров продаются буклеты, посвященные этому языку. Но островок за многие годы стал меньше, и некоторые местные жители боятся, что жить ему осталось недолго. Арамейскоговорящие христиане, некогда проживавшие на территории нынешних Сирии, Турции и Ирака, постепенно почти исчезли: одни уехали на Запад, другие приняли ислам. В последние десятилетия процесс пошел быстрее после того, как многие иракские христиане бежали от насилия и хаоса в стране. Профессор семитских языков Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Йона Сабар говорит, что сегодня Маалюля и соседние деревни, Джуббадин и Баха, являются последними из могикан западноарамейского языка, на котором, по всей видимости, говорил две тысячи лет назад Иисус в Палестине. Маалюля со своими домиками, живописно притулившимися на склонах гор, когда-то была далеко от сирийской столицы, Дамаска, и местные жители проводили свою жизнь здесь. Но теперь здесь мало работы, и молодежь уезжает в город, говорит Хури. Даже если они возвращаются, они уже почти не говорят на арамейском. Автобусы в Дамаск раньше ходили один-два раза в день, теперь каждые 15 минут, дорога по хорошему шоссе занимает около часа. Постоянный обмен с большим городом, не говоря уже о телевидении и интернете, покончил с лингвистической исключительностью Маалюли. Молодые поколения утратили интерес к арамейскому языку, печально говорит Хури. Его внучка Катя, 17-летняя ясноокая девушка в джинсах, сказала несколько фраз по-арамейски: Awafih здравствуй , alloy a pelach a feethah Бог с тобой . Она изучала арамейский в основном в новой языковой школе в Маалюле, созданной два года назад, чтобы сохранить язык.

Filed under: Культура
Отзывов нет

« Comments

Комментариев пока нет.

« Ваш отзыв